Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Жизнь - Сон

Свернуть
X
Свернуть
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Жизнь - Сон

    А почему не сравнивать ноготки с розами или яблоко с манго
    Так кто лучше, ноготки или роза, или может тюльпан? Кто же из них самый крутой и достойный?)) Кому же в этом сравнительном соревновании достанется роль _самого слабого звена_ ?)))

    Кстати, а кто лучше)))) - попугай или кот?...



    До сих пор человек жил лишь неполной жизнью. Мирской человек жил неполной жизнью: мирской человек жил жизнью любви. Он пытался постигнуть: что это за явление — «любовь»?

    Находясь в отношениях с женой, с детьми, с родителя­ми, с друзьями, с обществом — всеми возможными способами он пытался понять, что такое любовь. Сознательно или бессознательно, все его усилия были на­ правлены на то, чтобы познать ту радость, которая может случиться между двумя людьми в глубокой гармонии. Любовь — это гармония между двумя людьми, двумя все­ ленными, пульсирующими в едином ритме, танцующими рука об руку, растворяющимися друг в друге, сливающимися, пре­вращающимися в единое целое. Это путь пьяницы.

    Вы как отвина пьянеете от другого человека, точно так же другой какот вина пьянеет от вас. Но это только половина истины вашей жизни. Вы начинаете больше узнавать о другом человеке и со­вершенно забываете о самом себе; любовь требует, чтобы вы забыли о самом себе и помнили о другом. Другой становится центром — вы постепенно исчезаете в глубокой темноте, вы становитесь второстепенным. Люди, живущие такой неполной жизнью, рано или поздно непременно разочаруются, потому что неполная жизнь никог­ да не может стать реализацией. Когда они разочаруются... а чем человек разумнее, тем скорее он разочаровывается, потому что понимает, что чего-то недостает, чего-то очень существен­ ого недостает. Недостает вас.

    Вы ощупью ищете другого че­ловека, совершенно не зная, кто вы сами. Но как можно найти другого, не найдя даже себя? Поэтому вы продолжаете лишьнатыкаться на другого. Вы можете называть это любовью, но это всего лишь смутные поиски в темноте. Нет понимания, нет ясности, нет света; все происходит впотьмах. Но вы боитесь одиночества и поэтому ищете общества другого человека. Именно из страха возникает ваша так на­зываемая любовь — а любовь никогда не может возникнуть из страха. Это фальшивка. Неполное всегда фальшиво, подлинно только целое. Только в целом заключен смысл, в части — ни­когда. Часть имеет смысл только в связи с целым, но никог­да — отдельно от него.

    Очень много разумных людей разочаровались, и тогда они решили двигаться в противоположную крайность. Таков путьума: если вам не удалось одно, ум немедленно предлагает вам диаметрально противоположное. И это вас привлекает, это выглядит логично. Если любовь обманула ваши ожидания, если вы оказались не способны наслаждаться, танцевать и праздно­ вать с другим человеком, то логично будет заключить, что луч­ше быть одному, двигаться в уединение, стать монахом. Слово «монах» буквально означает «быть одному». Оно происходит от того же корня, от которого происходят такие слова, как «монотонность», «моногамия», «монополия», «монастырь». Оно происходит от того же самого корня.

    Монастырь — это место, где множество людей пытается пребывать в одиночестве. Это путь монаха, не-мирянина. Но монах терпит неудачу точно таким же образом; он обречен на неудачу. Он выбрал другую половину, и теперь ему опять будет чего-то недоставать. Он узнает, что значит быть одиноким, — он узнает путь блаженства, он станет блаженным, но его бла­женству будет кое-чего недоставать: ему будет недоставать возможности делиться. А блаженство, которым невозможно поделиться, начинает умирать, прокисать, горчить. Даже нек­тар может превратиться в яд, если он перестанет течь. Монах на самом деле гораздо блаженнее, чем мирянин, но блаженство монаха — не река. Оно не движется, не дости­гает других людей. Такой человек становится просто лужей, прудом, а не рекой — он застывает в определенных границах, испытывая страх перед другим человеком. Просто поймите, в чем тут суть: мирской человек боится одиночества и поэтому старается установить контакт с другим человеком, в темноте он взывает к другому. А монах боится другого, потому что другой может нарушить его уединение, может вторгнуться в его пространство, может посягнуть на то пространство, на ту территорию, которую он с таким трудом нашел. Он живет в страхе; он живет в темном, отделенном стенами, добровольном тюремном заключении. Он создает стены между собой и другими, он устраняет любые возмож­ности для роста любви. Тогда его блаженство постепенно­ постепенно превращается в мертвый пруд с затхлой водой, и ему также начинает чего-то недоставать.

    Существовали тысячи индуистских монахов, которые жили в гималайских пещерах и никогда не возвращались обратно в мир. Но эти люди что-то теряют, что-то очень существенное — возможность делиться. Жизнь — это возможность делиться, и только делясь, вы достигаете реализации. Просто представьте солнце, которое держит себя взаперти, так что его лучи не выходят наружу. Или представьте лотос, который держит свои лепестки закрытыми, так что его аро­мат ни до кого не может дойти. Представьте птицу,m которая боится петь — ведь кто-то может ее услышать... Тогда все это Существование будет мертвым.

    Это послание для всех моих саньясинов: вы должны научиться и тому, и другому. Вы долж ны быть текучими, вы должны быть текущими. Вы должны научиться быть в одиночестве, и вы должны научиться быть вместе. Вы должны быть одновременно и медитативными, илюбящими, только тогда вы будете целостными людьми. А по моему мнению, быть целостным — значит быть святым. До сих пор человек не был святым, поскольку он не был целостным — как он может быть святым? Да, изредка кое-кому удавалось достичь — Лао-цзы, Заратустре... Да, изредка кому- то удавалось достичь целостности, но когда я смотрю на них, я чувствую, что даже целостность Будды можно было бы еще немного обогатить, даже целостность Лао-цзы могла бы стать немного большей; что-то можно было бы к ней добавить. Даже целостность Иисуса могла бы стать более многомерной. Здесь мои усилия направлены на то, чтобы дать вам много­ мерное существование; все измерения,возможные для чело­ века, должны быть вам доступны. Вы должны уметь любить, и вы должны уметь испытывать блаженство. По моему соб­ственному опыту и по моим наблюдениям, лишь блаженный человек способен любить, и лишь человек, способный любить, способен испытывать блаженство. Эти качества усиливают друг друга.

    Вы слышали о порочном круге — когда одно ведет к дру­ гому, затем другое ведет к первому, и получается порочный круг. Но вы не слышали о добродетельном круге. Я называюдобродетельным — не порочным, а добродетельным — круг, в котором одно ведет к другому, и вы поднимаетесь все выше, двигаясь к самым высоким вершинам. Вы приобретаете все новые и новые измерения. Наивысшее, что я могу предста­вить, — это любовь, соединенная с вашим блаженством в глу­бокой гармонии; любовь и блаженство, не препятствующиедруг другу, а обогащающие друг друга.
    Ошо
    Последний раз редактировалось Workman; 18.03.2021, 16:22.

    Комментарий


    • Жизнь - Сон

      Если учения мастеров совершенны, то почему с течением времени они искажаются?


      Это очень важно понять, поскольку так происходило всегда и всегда будет происходить в будущем. Это никогда не изменит­ся. Любое учение непременно будет искажено, это в самой при­роде вещей. Точно так же, как каждый ребенок когда-нибудьстанет старым и каждый родившийся когда-нибудь умрет, каждое учение из соображений необходимости непременно будетискажено. Этого нельзя избежать. Дело не в том, что великиемастера не предпринимали никаких попыток; они делали все,что было в их силах, но идти против законов природы невозможно. Никто не может идти против законов природы. Есть семь моментов, которые должны быть приняты во вни­мание. Первый — это переживание самого мастера. Когда он переживает истину, ум полностью отсутствует. Это состояние не-ума, или, как его называет Дионисий, состояние агнозии—абсолютной невинности. Ни единой мысли не движется в уме. Поэтому система памяти не функционирует, ум пребывает в состоянии полной остановки. Он застыл, он абсолютно непо­движен.

      Это тот момент, когда учение совершенно, но ничего еще не было передано другим людям. Учение еще не стало уче­нием. Ничего не было сказано, ничего не было услышано. На самом деле, даже мастер еще не осознал то, что произошло. Что-то произошло, но он так глубоко потерялся в этом,что для него самого нет никакой возможности это осознать.Осознание подразумевает разделение на наблюдателя и на­блюдаемое — переживание расщепляется. Когда пережива­ние случается, оно неделимо. Нет ни познающего, ни позна­ваемого, ни субъекта, ни объекта. Все безмолвно. Это самое совершенное учение. Вторая стадия — это когда мастер осознает то, что произо­шло, и начинается искажение, причем внутри мастера. Он еще не сказал ни единого слова, но внутри него начало возникать смутное осознание.

      Переживание больше не неделимо, оно перестало быть единым, оно разделилось надвое. Оно пере­ стало быть тем же самым, оно перестало быть целым. Одна его часть стала субъектом — знающим, наблюдателем, осознани­ем, а другая часть стала объектом — познанным, пережитым. Это первое искажение, и оно происходит внутри мастера. Третье: мастер формулирует свое переживание, он на­чинает делать его более ясным, более выразимым. Теперь возникают уже не две, а три части. Единое разделено натрое: на субъект, объект и ум, потому что без ума ничего не может быть четко сформулировано. Ум — это эксперт.

      Необходи­мо использовать язык, необходимо использовать логику. Ум должен пробудиться от своего глубокого сна, он должен быть призван на помощь. Точно так же, как когда-то мастер изо всех сил стремился перевести свой ум в глубоко застывшее состояние, теперь он изо всех сил стремится разморозить его, поскольку без него невозможно достичь абсолютной ясности относительно того, что произошло. Это нужно кон­цептуализировать. Однако в тот момент, когда предельный опыт становится концептуализированным, происходит сильнейшее искажение,так как то, что не может быть выражено словами, принудитель­но облекается в слова. И эти слова маленькие, а переживание огромно, как небо, — даже небо не является его пределом. Беспредельное должно быть втиснуто в пределы.

      Естественно, многое будет утрачено. Сначала это было целое небо со всеми звездами, со всей его бесконечностью и вечностью. Теперь это лишь маленькое окошко в раме — искусственно созданной раме. Теперь вы смотрите через окно: это больше не целое небо, а лишь маленький его кусочек. Четвертый момент, который необходимо понять, — это средства выражения.

      Из огромного сострадания, из любви, мастер хочет поделиться тем, что произошло, с другими, поскольку он видит, что миллионы людей ощупью бродят в тем­ ноте точно так же, как когда-то бродил он сам. Он видит, что каждый ощупью бродит в той же самой темноте, испытывая то же самое замешательство, точно так же страдая, а сам он находится теперь в таком состоянии, когда может помочь. По крайней мере, он может указать путь, он может показать не­ что из Запредельного. Он может вызвать некий проблеск, он может запустить некий процесс. Мастеру приходится использовать искусство синхрони­зации. Ему приходится петь песню так, чтобы ваша песня, которая пребывает в зачаточном состоянии, пришла в движение, ожила, вышла из своего дремлющего состояния, начала тянуться к небу — чтобы ваше семя проросло, чтобы у вашей песни тоже появилось сильное стремление. Ваше сердце долж­но быть затронуто. Мастер говорит.

      Но, как только он начинает говорить, те­ряется еще больше, потому что одно дело — создавать концеп­ции внутри самого себя, и совершенно другое — передавать их кому-то еще. Теперь ему приходится смотреть на другого человека — что он может понять? Только то, что может быть выражено словами.

      Ему приходится ограничивать себя самыми скудными средствами выражения, ибо только тогда люди смогут что-то понять. Ему приходится использовать язык, который могут понять они. Будда не может использовать язык, который могут понять только другие будды. Он достиг залитой солнцем вершины, но ему приходится возвращаться, ему приходится снова спускаться вниз, в темноту долины. Ему приходится использовать ваш язык, ваши средства выражения, ваш способ говорить.И, естественно, почти девяносто девять процентов теряется, только один процент становится выраженным, но и для этого требуется очень искусный мастер.

      Многие мастера не смогли выразить даже этот один процент; они оставались безмолвны­ми, понимая, что не обладают этим умением. Когда я решил стать преподавателем в университете, кое-кто из моих друзей, которые знали о том, что со мной произо­шло, спрашивали: «Что ты собираешься делать?» Я говорил: «Будет хорошо, если я смогу несколько лет по­быть преподавателем, это очень мне поможет: это даст мне навык. Сейчас мне есть что выразить, мне есть чем поделиться, но нужен навык. Лучший учитель — это тот, кто может помочь понять

      последнему человеку из тех, кто его слышит, человеку с самым низким интеллектом. Конечно, самые лучшие поймут с легкостью, но необходимо всегда помнить о тех, кто не на­т столько разумен». А человечество, его большая часть, вообще не разумно. Оно живет очень глупо, очень заурядно. Сознание людей покрыто таким толстым слоем пыли и ржавчины, что оно полностью утратило свою способность отражать как зеркало. Оно неможет ничего отражать, оно не умеет ни на что отзываться. Необходимо большое искусство для того, чтобы выразить хотя бы один процент переживания. И пятый момент — это восприятие переживания слушате­лем. Теперь, когда мастер сказал, он больше не хозяин того, что он сказал. Теперь хозяином становится тот, кто это услы­шал; теперь это его собственность. До сих пор искажение про­исходило внутри мастера, потому что он выводил свое пере­живание на уровень ума. Теперь, когда он сказал, сказанное входит в ум, который незнаком с переживанием неизвестного, Запредельного.

      На самом входе теряется почти девяносто про­центов из этого одного процента. Это неизбежно происходит, потому что каждый понимает все по-своему, в соответствии со своей обусловленностью, своим прошлым опытом, своей философией, своей религией, своей идеологией. Никто не слушает в состоянии безмолвия. Если вы слушае­те в состоянии безмолвия, есть вероятность, что вы сможе­те уловить этот один процент, и этого достаточно для вашей трансформации. Если маленький огонек проникнет в вас, то скоро весь лес будет охвачен пожаром. Этого одного процента достаточно — это подлинный огонь, он зажжет вас.
      Ошо


      Комментарий

      Сейчас на странице 0 пользователь(ей)

      Обработка...
      X